Фрески синагоги в Дура-Европос.

Синагога в Дура-Европос была обнаружена и раскрыта во время раскопок под руководством М.И. Ростовцева в 1932-1935 году.
На данный момент, это единственный объект такого рода, нигде больше иудейские синагоги не содержат росписи в таком объеме. Фрески  хорошо сохранилась из-за консервации помещения еще в античное время - синагога была специально засыпана песком и битым кирпичом римскими солдатами с целью укрепления оборонительных стен города.
Сейчас фрески синагоги демонстрируются в Национальном музее Дамаска, там создана копия зала с фресками. К сожалению, этот зал музея был закрыт во время моего посещения, да и к тому же, там запрещают снимать. Поэтому фото фресок я взял из википедии. Все фото кликабельны.

Битва с филистимлянами у Авен-Эзер. Фреска северной стены синагоги.


Collapse )

Притча о блудном сыне









Для меня 1906 год оживает написанными статьями, и удивительно сколько предчувствия и пророческого духа у некоторых. У Н.Н.Неплюева, который подымал свой "Голос верующего мирянина по поводу предстоящего собора", это и статья СН Булгакова "Церковь и культура", в которой через всю статью проходит евангельский образ блудного сына, можно сказать, что Булгаков размыкает евангельскую притчу на действительность, «вносит свет в неосвященные области» и приближает не столько притчу, сколько Самого Христа к нам, ставит нас перед Ним.
Отец Сергий вплетает в канву статьи «Церковь и культура» евангельскую притчу о блудном сыне и на протяжении всей статьи открывается через образы этой притчи тема разрывов церкви и культуры, светского и церковного, внешнего и внутреннего.
Это и блудный младший сын, решивший пожить «на свободе» - ушедшая от Бога часть человечества, утратившая связь с Богом, которая «утверждала односторонне-человеческий, противобожеский принцип…». В нашей стране это те, кто протестует «против филаретовского катехизиса, принимаемого за полное и точное изображение учения христианства, и против полицействующего победоносцевского клерикализма, смешиваемого с истинной церковностью». Растратив все состояние он начинает питаться плодами свободы – «горькими и тяжелыми» рожками.
И старший сын, полный «высокомерно-недоброжелательным и фарисейски-мертвенным отношением к младшему брату»- это церковь, которую нужно только хранить.
Философия, наука, нравственность, искусство, культура – этому всему дается образ «страны далекой», в которую уходит блудный сын, и в ней начинает страдать «от недостатка религиозно-мистического питания». Плодами такого скудного питания являются горькие рожки – «импотентность современной философской мысли», «нравственная неврастения… Ницше»; «разухабистый скептицизм Ренана с эстетически-религиозным гарниром и с бульварным романом вместо Евангелия». Также и современная наука, и современное искусство, страдающее «от религиозной беспочвенности века». «Вся современная культура, разросшаяся в пышное и могущественное дерево, начинает чахнуть и блекнуть от недостатка религиозно-мистического питания»
Отец Сергий предлагает продолжение этой притчи или, можно сказать, дает новый поворот событий, в центр статьи он ставит вопрос «помирятся ли и поймут ли друг друга оба брата?» и дает ответ, как идеально должны сложиться отношения, что надо делать, чтобы сыновьям примириться. Старший сын - идеал «церкви творящей, растущей», тогда младшему сыну не нужно будет удаляться в «страну далеку», «внутренне победить эту противоположность церковного и светского - такова историческая задача для духовного
творчества современной церкви и современного человечества».



Академик Дмитрий Лихачев о своем аресте в 1928 году: "Меня сразу охватил леденящий страх"

Оригинал взят у adam_a_nt в Академик Дмитрий Лихачев о своем аресте в 1928 году: "Меня сразу охватил леденящий страх"
Оригинал взят у philologist в Академик Дмитрий Лихачев о своем аресте в 1928 году: "Меня сразу охватил леденящий страх"
Дмитрий Сергеевич Лихачёв (1906-1999) — советский и российский филолог, культуролог, искусствовед, академик РАН (АН СССР до 1991 года). Председатель правления Российского (Советского до 1991 года) фонда культуры (1986—1993). Автор фундаментальных трудов, посвящённых истории русской литературы (главным образом древнерусской) и русской культуры. 8 февраля 1928 года был арестован за участие в студенческом кружке «Космическая академия наук», где незадолго до ареста сделал доклад о старой русской орфографии, «попранной и искажённой врагом Церкви Христовой и народа российского»; осуждён на 5 лет за контрреволюционную деятельность. До ноября 1931 года - политзаключённый в Соловецком лагере особого назначения. Досрочно освобождён в 1932 году и позже вернулся в Ленинград.



В начале февраля 1928 г. столовые часы у нас на Ораниенбаумской улице пробили восемь раз. Я был один дома, и меня сразу охватил леденящий страх. Не знаю даже почему. Я слышал бой наших часов в первый раз. Отец не любил часового боя, и бой в часах был отключен еще до моего рождения. Почему именно часы решились в первый раз за двадцать один год пробить для меня мерно и торжественно?

Collapse )
             

Возрождение соборности и солидарности как путь к церковному единству

Оригинал взят у adam_a_nt в Возрождение соборности и солидарности как путь к церковному единству
31 мая в Никольском храме на Трех горах составлялась встреча руководителей православных организаций

Впервые после преобразования Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви и общества в Синодальный отдел по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ была проведена встреча глав организаций, входящих в Совет православных общественных объединений (СПОО).

Вел встречу протоиерей Димитрий Рощин, начальник Управления по работе с общественными организациями при новом синодальном отделе. Он предложил собравшимся обсудить цели и приоритеты дальнейшей деятельности СПОО, а также призвал присутствующих вносить конкретные предложения по взаимодействию и сотрудничеству с Русской православной церковью.

На встрече присутствовал Александр Щипков, первый заместитель главы Отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ, который сказал напутственное слово присутствующим.

Каждый из участников встречи имел возможность предложить свое видение того, как СПОО может внести свой вклад в укрепление церковного единства.

Алексей Наумов, президент Культурно-просветительского фонда «Преображение», сказал:

– Опираясь на многолетний опыт фонда по проведению выставок церковно-общественной тематики, акции «Молитва памяти», конференций «Дружеский круг» и «Люди свободного действия» и на отклик людей на все эти мероприятия, могу сказать, что у наших соотечественников, верующих и неверующих, есть интерес к истории и вкус к совместному деланию. Это позволяет надеяться на то, что в наших церкви и обществе есть потенциал, на который можно опереться, возрождая и обновляя традиции соборности и солидарности.

Он напомнил присутствующим, что в 2018 год для Русской церкви является юбилейным: исполняется 100 лет со дня указа святого патриарха Тихона о создании Братских союзов. Одним из первых таких союзов стало Александро-Невское братство, известное в церковной истории своей просветительской деятельностью и своими усилиями по защите церкви от разорения в послереволюционные годы. Алексей Наумов предположил, что празднование этой даты может способствовать не только укреплению церковного единства, но и развитию церковно-общественного диалога.

Сайт ПСМБ
               

Духи русской революции, памяти Николая Бердяева.

"Путь к возрождению лежит через покаяние, через сознание своих грехов, через очищение духа народного от духов бесовских. И прежде всего необходимо начать различать духов..."
Вчера на встрече вспоминали русскую революцию в истории моей семьи.
Если кратко, то революция отняла у меня возможность выбора веры, расстреляла деда, а бабушка была убита, ее убрали. Мама всю жизнь несла на себе ярлык дочери врага народа, ни в один вуз она не могла поступить. Все корни родовые отрублены, кроме имени, даты рождения и места рождения деда, я ничего не знаю, мы не можем найти регистрацию рождения моей мамы, формально в паспорте стоит 1926 год. А что мне дала революция? грамотность, бесплатное среднее образование, да, еще постоянную "прописку" в жизни: октябренок, пионер, комсомолец,  место работы, и если я там буду работать всю жизнь, то может быть когда-нибудь получу квартиру, а если вступлю в партию, то очередь на квартиру сильно продвинется... она дала мне  "особенный культ революционной святости. Культ этот имеет своих святых, свое священное предание, свои догматы..." - ленинская комната в каждом общественном месте, портреты вождей на каждом высоком доме, демонстрации, извиняюсь, "крестные ходы" с портретами вождей и лозунгами "Пролетарии всех стран объединяйтесь", "братство", "солидарность", "дружба" и т.д.
А ведь "Духи русской революции" были опознаны почти 100 лет назад, вот и задумаешься, не пропустить бы, не опоздать бы в опознании духов, как видно они живучи.
Николай Бердяев, к его дню рождения вспоминаю:
"...Нравственное вырождение, которым кончилась революция 1905 г., нанесло некоторый удар престижу революционной морали, и ореол революционной святости потускнел. Но действительного излечения, на которое некоторые надеялись, не произошло. Болезнь русского нравственного сознания была слишком длительной и серьезной. Излечение может наступить лишь после страшного кризиса, когда весь организм русского народа будет близок к смерти...
...Духовного оздоровления России нужно искать во внутреннем изобличении этой революционной лжесвятости и в освобождении от ее обаяния. Революционная святость не есть настоящая святость, это — ложная святость, обманчивая видимость святости, подмена...
...Но человек, фанатизированный ложной идеей, способен выносить внешние лишения, нужду и страдания, он может быть аскетом не потому, что силой своего духа преодолевает свою грешную и рабскую природу, а потому, что одержимость одной идеей и одной целью вытесняет для него все богатство и многообразие бытия и делает его естественно бедным. Это — безблагодатный аскетизм и безблагодатная бедность, нигилистический аскетизм и нигилистическая бедность. Традиционная революционная святость — безбожная святость. Это есть безбожная претензия достигнуть святости одним человеческим и во имя одного человеческого...
...Обманчивая внешность революционной святости послана была русскому народу как соблазн и испытание его духовных сил. И вот испытания этого русские люди не выдержали. Искренно увлеченные революционным духом не видят реальностей, не распознают духов. Обманчивые, лживые и двоящиеся образы пленяют и соблазняют...
...Русский народ низко пал, но в нем скрыты великие возможности и ему могут раскрыться великие дали. Идея народа, замысел Божий о нем остается и после того, как народ пал, изменил своей цели и подверг свое национальное и государственное достоинство величайшим унижениям. Меньшинство может остаться верно положительной и творческой идее народа, и из него может начаться возрождение. Но путь к возрождению лежит через покаяние, через сознание своих грехов, через очищение духа народного от духов бесовских. И прежде всего необходимо начать различать духов..."

К дню рождения Бориса Пастернака.

Роман «Доктор Живаго» создавался в течение десяти лет, с 1945 по 1955 г. Являясь, по оценке самого писателя, вершиной его творчества как прозаика, роман являет собой широкое полотно жизни российской интеллигенции на фоне драматического периода от начала столетия до Великой Отечественной войны. Роман пронизан высокой поэтикой, сопровождён стихами главного героя — Юрия Андреевича Живаго. Во время написания романа Пастернак не раз менял его название. Роман мог называться «Мальчики и девочки», «Свеча горела», «Опыт русского Фауста», «Смерти нет».

Роман, затрагивающий сокровенные вопросы человеческого существования — тайны жизни и смерти, вопросы истории, христианства, был резко негативно встречен властями и официальной советской литературной средой, отвергнут к печати из-за неоднозначной позиции автора к революции и последующим изменениям в жизни страны. Так, например,Э.Г.Казакевич, прочитав роман, заявил: «Оказывается, судя по роману, Октябрьская революция — недоразумение и лучше было её не делать»;К.М.Симонов, главный редактор "Нового мира", отреагировал отказом: «Нельзя давать трибуну Пастернаку!». Из Википедии.

Читать начала Доктора Живаго только недавно, но с первых слов романа понятно, что он вложил в него самое главное, "из-за чего у меня сыр-бор в жизни загорелся" пишет он в письмах, и еще: "Три слова о бессмертии - в самую точку! Это - тема или главное настроение моей нынешней прозы. Я пишу ее слишком разбросанно, не по-писательски, точно и не пишу..." и в другом письме "Я уже стар, скоро, может быть умру, и нельзя до бесконечности откладывать свободного выражения настоящих своих мыслей"...
Из письма к О.М.Фрейденберг "Я уже говорил тебе, что начал писать большой роман в прозе. Собственно это первая настоящая моя работа. Я в ней хочу дать исторический образ России за последнее сорокапятилетие, и в то же время всеми сторонами своего сюжета, тяжелого, печального и подробно разработанного как, в идеале, у Диккенса или Достоевского, – эта вещь будет выражением моих взглядов на искусство, на Евангелие, на жизнь человека в истории и на многое другое..."


Просто строки из романа Доктор Живаго, как кажется говорящие об этом главном.
"Смерти нет.
Смерть не по нашей части. А вот вы сказали талант, это другое дело, это наше, это открыто нам. А талант — в высшем широчайшем понятии есть дар жизни.
Смерти не будет, говорит Иоанн Богослов, и вы послушайте простоту его аргументации.
Смерти не будет, потому что прежнее прошло. Это почти как: смерти не будет, потому что это уже видали, это старо и надоело, а теперь требуется новое, а новое есть жизнь вечная". (Борис ПАСТЕРНАК. "ДОКТОР ЖИВАГО").
"Я сказал — надо быть верным Христу. Сейчас я объясню.
Вы не понимаете, что можно быть атеистом, можно не знать, есть ли Бог и для чего Он, и в то же время знать, что человек живёт не в природе, а в истории, и что в нынешнем понимании она основана Христом, что Евангелие есть её обоснование". (Борис ПАСТЕРНАК. "ДОКТОР ЖИВАГО").



«Сейчас очень в ходу разные кружки и объединения. Всякая стадность — прибежище неодарённости, всё равно верность ли это Соловьеву, или Канту, или Марксу. Истину ищут только одиночки и порывают со всеми, кто любит её недостаточно.
    Есть ли что-нибудь на свете, что заслуживало бы верности?  
    Таких вещей очень мало. Я думаю, надо быть верным бессмертию, этому другому имени жизни, немного усиленному. Надо сохранять верность бессмертию, надо быть верным Христу!» (Борис ПАСТЕРНАК. "ДОКТОР ЖИВАГО").



«Мело, мело по всей земле...»
Мело, мело по всей земле
Во все пределы.
Свеча горела на столе,
Свеча горела.

Как летом роем мошкара
Летит на пламя,
Слетались хлопья со двора
К оконной раме.

Метель лепила на стекле
Кружки и стрелы.
Свеча горела на столе,
Свеча горела.

На озаренный потолок
Ложились тени,
Скрещенья рук, скрещенья ног,
Судьбы скрещенья.

И падали два башмачка
Со стуком на пол.
И воск слезами с ночника
На платье капал.

И все терялось в снежной мгле
Седой и белой.
Свеча горела на столе,
Свеча горела.

На свечку дуло из угла,
И жар соблазна
Вздымал, как ангел, два крыла
Крестообразно.

Мело весь месяц в феврале,
И то и дело
Свеча горела на столе,
Свеча горела.

1946


Он приветствовал любое возрождение церковной жизни

Оригинал взят у adam_a_nt в Он приветствовал любое возрождение церковной жизни

5 февраля 2016 года исполняется 10 лет со дня кончины архимандрита Иоанна (Крестьянкина)

Image

Об о. Иоанне (Крестьянкине) рассказывает организатор христианского семинара (1970-е гг.),  издатель журнала «Община» Александр Огородников

– Александр Иоильевич, когда Вы познакомились с о. Иоанном, и какие обстоятельства сопровождали это знакомство?

А.И. Огородников: Это было на Пасху в 1974 году, во время паломничества в Псково-Печёрский монастырь. В то время я искал свой путь в православии, пытался понять, что такое православие.

– Вы паломничали один или с друзьями, или с кем-то еще?

А.И. Огородников: В этом паломничестве я был один.

– И, соответственно, знакомство с о. Иоанном было личным, с глазу на глаз?

А.И. Огородников: Да. Это было время моего активного постижения пути в церкви. Я пытался понять, что нужно делать, чтобы стать православным в условиях, когда в стране была прервана живая традиция, когда в храмах были только старушки, а запуганные «органами» священники боялись проповедовать и, честно говоря, не хотели, чтобы молодые люди, которые тогда только-только стали появляться в церкви, даже просто ходили на службу. Потому что боялись, что за ними в храм придёт КГБ. Приходилось жить в этой атмосфере страха и других последствий глобальной катастрофы, связанных со страшными гонениями на христианство в нашей стране, когда фактически образовалась пропасть между наличной церковной жизнью и живой церковной традицией. И для меня, и для людей моего поколения очень остро встал вопрос: что такое быть христианином? Тем более что я же был из атеистической семьи, как и почти все. Поэтому уверовать во Христа – это было только начало пути. А куда идти и как идти?

И вот в поисках ответа на этот жизненно важный вопрос, в попытках понять этот путь я искал людей, совершал паломничества и таким образом оказался в Псково-Печёрском монастыре. Впервые я там был даже в 73-м году, но тогда это было просто знакомство. А уже первые мои исповеди были в 74-м году. И я, кстати, не сразу попал к о. Иоанну Крестьянкину. Вначале я попал к такому старцу, его звали архимандрит Афиноген, если я точно помню. И первая большая, настоящая, глубокая исповедь была именно у этого старца. Она длилась почти всю ночь, и я хорошо помню, как сейчас, он слушал меня внимательно, такой старичок с длинными седыми волосами, бородкой, у него текли слёзы из глаз, и только иногда вопросами он направлял мою исповедь. И это был такой рассказ о себе, который я никогда никому больше не пересказывал. Я буквально вспомнил всю мою жизнь, которая вся прошла передо мной. И вот он просто слушал меня, слёзы текли по его лицу, и это было одно из самых сильных потрясений в моей жизни. Это ещё к тому, что хотя мы говорим об о. Иоанне Крестьянкине, но он был не одним таким праведным человеком.

Вот архимандрит Афиноген, например, – это мой первый опыт очень глубокой, какой-то все выворачивающей исповеди, которая меня буквально очистила, дойдя до самых удалённых уголков моего сознания.

- Т.е. можно говорить, что в те годы, по крайней мере, в Псково-Печёрском монастыре, была плеяда таких людей – достойно несущих своё пастырское и духовническое служение?

А.И. Огородников: Да. Этому очень способствовал тогдашний наместник монастыря о. Алипий (Воронов), очень известный человек. Он собирал таких – они почти все сидели, были гонимы.

Читать далее
                       
Ещё по теме:
     
Свящ. Георгий Кочетков. Это было прекрасное сердце. КИФА №3(41) февраль 2006 года
                   

Николай Николаевич Неплюев о старчестве.


К размышлению, назиданию и прояснению. Кто какой путь выберет свободно и добровольно.
О старчестве из Частного ответного письма священнику Иванову.
" Не все старцы православных монастырей были одного духа. Если понимать старчество в смысле вполне добровольного и сознательного руководства, воспринимаемого людьми, сознающими свою неопытность и немощь духовную, от людей, признаваемых ими более опытными и духовно сильными, я старчеству в высокой степени сочувствую, пред ним благоговею…
Если понимать его как обожение человека, при полном безволии по отношению к нему и слепом повиновении всем его велениям, а этот тип старчества тоже существует не только в смысле неразумного отношения к старцам, но и неразумных требований некоторых старцев, я не могу сочувствовать ему не только на лоне Братства, но и вне его- как явлению анти-православно-христианскому…
Старчество никогда не было и не могло быть явлением принудительным, как принадлежность какого-либо общественного положения или как требование, к кому-либо предъявляемое. Никогда старчество не могло быть обязательной принадлежностью игуменства, не может быть и обязательной принадлежностью пастырства. Никогда не было старца, который сам объявлял бы себя старцем и требовал, чтобы его признавали таковым и приняли его руководство как от такового. Тот, кто бы так поступил, тем самым доказал бы, что он по гордости совсем не способен быть старцем и подверг бы себя осуждению всех разумных людей. Точно тоже случилось бы и с тем старцем, который бы требовал от кого-либо подчинения его руководству вместо того, чтобы ожидать добровольного избрания своего в руководители в этом особом значении слова. Вот почему не желательно, чтобы игумен или священник становились в положение старца, не отказываясь предварительно от занимаемой ими должности, чтобы по недоразумению кто из монахов, подчиненных игумену, или из прихожан храма, настоятелем которого состоит священник, не почли себя обязанными принять их руководство как старцев только потому,  что один состоит игуменом, а другой – священником.
На лоне Братства  тоже старчество не может быть учрежденным, а может только самостоятельно возникнуть свободным изволением братьев, сознательно избирающим своим руководителем того или другого опытного и примерного в братской жизни человека, совершенно не зависимо о того, состоит ли этот человек священником, блюстителем или  рядовым членом Братства. Может и священник удостоится этого положения, но не как священник, а по своим личным духовным качествам. Скажу более, если после многих лет верной долгу и многополезной пастырской деятельности и руководства в более скромном смысле слова священник чувствует, что добровольным избранием многих из своих прихожан он поставляется ими духовным руководителем в смысле старчества, он хорошо сделает, если передаст другому положение священника, соединенное с обязательными к нему отношениями, и совершенно посвятит себя старчеству, столь несовместимому с таковыми. Это необходимо для того, чтобы никогда старчество не могло выродиться в духовный деспотизм и в клерикализм в самом дурном смысле этого слова. Мою настойчивость в подчеркивании мысли  о несовместимости старчества с положением священника Вы вполне поймете и оцените, если кроме всего, что высказано мною, примете еще в расчет и громадную опасность для нравственного достоинства старчества, чтобы не только духовное руководство никогда не могло выродиться ни в полицейскую меру, ни в политическое средство управления страной, но и не могло быть в том заподозрено».